Загрузка


Свежие выпуски газеты АКАДЕМ городок


Новости


Опубликовано 21.04.2022

Госпиталь в стенах института

 Распечатать   Просмотров: 43

В преддверии Дня победы Челябинский государственный институт культуры начинает серию публикаций "Ученые, педагоги, сотрудники – те, кто одержал Великую Победу над фашизмом в 1941-1945 гг.".

2-й корпус академии. Такой привычный, родной, мирный. Повсюду молодые лица – то серьезные (видимо зачеты, экзамены), то жизнерадостные, смеющиеся. В общем, разные, главное – не знающие войны. Сложно представить, что 70 лет назад все в этом здании было по-другому. Сегодняшние аудитории – палаты для раненых, в деканате факультета документальных коммуникаций и туризма – операционная. В коридорах стойкий запах лекарств и каждодневная битва за жизнь молодых и не очень солдат и офицеров, отправленных в тыловой эвакогоспиталь № 1722 г. Челябинска на лечение1. Госпиталь разместился в школе № 12/58. Сегодня это здание и есть 2-й корпус академии. Многоэтажное кирпичное здание в центре города было построено в 1937 году для школы № 12, основанной в 1933 году как школа первой ступени. Школа относилась к хозяйству железной дороги. Руководил школой Лобачев Николай Иванович. Тогда же школе присвоили и новый номер – школа № 12/58. 18 октября 1937 г. школа открыла двери для своих первых учеников.

К 1941 году в школе учились уже 805 человек1, живших обычной школьной жизнью, со своими радостями и детскими горестями. В 1941 г. в свою школу они пришли задолго до первого сентября. Совсем другие, рано повзрослевшие. Пришли, чтобы помочь раненым, чем могут: писали письма, читали книги, выступали с концертами, приносили собранные в лесу ягоды и грибы, ухаживали за ранеными. Их школа стала госпиталем, а они – его неотъемлемой частью, навсегда изменившей их судьбу. Да и сама школа неузнаваемо изменилась. Появились операционная, пищеблок, столовая, перевязочные, палаты для тяжелораненых и выздоравливающих. Где они находились, мы, к сожалению, не знаем, а хотелось бы. Доподлинно установлено лишь месторасположение операционной госпиталя – сегодня здесь находится деканат факультета документальных коммуникаций и туризма, о чем напоминает памятная доска, установленная в дни празднования 60-летия Победы в Великой Отечественной войне (май 2005).

Известны имена начальника госпиталя Петра Михайловича Тарасова и ведущих хирургов – П. М. Тарасова, Т. С. Мирющенко, Л. В. Панфиловой. О жизни госпиталя и его людях можно было бы узнать, например, у Даниила Александровича Глубокова, лечившегося в эвакогоспитале № 1722, и, к слову сказать, присутствовавшего на митинге, посвященном открытию мемориальной доски, увековечившей труд медицинского персонала госпиталя.

Общественности Челябинска имя профессора, доктора медицинских наук, директора Челябинского государственного медицинского института (1966-1995 гг.), Почетного гражданина г. Челябинска Даниила Александровича Глубокова хорошо известно. Хотя мало кто знает о необычной истории, уходящей корнями в военные сороковые, связавшей П. М. Тарасова и Д. А. Глубокова и навсегда изменившей судьбу последнего.

О Глубокове и Тарасове стоит рассказать отдельно. «Челябинск – город, который я люблю… Челябинск – моя судьба. Челябинск не дал мне умереть, он призва меня жить. И наполнил мою жизнь смыслом, работой, любовью. Я благодарю его». Именно так скажет Даниил Александрович в одном из своих интервью корреспонденту газеты «Челябинский рабочий» в сентябре 1996 г., после присвоения ему звания «Почетный гражданин города Челябинска». Это не просто слова. В его жизни два города – Сталинград и Челябинск – стали судьбоносными. Под Сталинградом Д. Глубоков, ушедший на фронт в августе 1941 г. сразу после окончания школы, получит тяжелейшее огнестрельное ранение. Тогда на рассвете, когда его восемнадцатилетнего парня с перебитой ногой, тащили по склону балки, по бахче, истерзанной снарядами, когда ничего не осталось, кроме боли, тогда и решилась его судьба. Тяжело раненным Даниил Александрович попал в Челябинск. С октября 1942 по февраль 1943 г. Д. А. Глубоков лечился в госпитале № 1722 у Петра Николаевича Тарасова. С того лихого военного времени жизнь все время пере плетала их пути.
Они вновь встретятся после войны в челябинском мединституте – студент Глубоков и преподаватель Тарасов. Петр Николаевич сделает своему ученику 7 операций, пока в 1949 г., наконец, не закроется военная рана. Тарасов же отсоветует Даниилу Александровичу профессию хирурга, понимая, что ему с больной ногой не выстоять по нескольку часов у операционного стола…

Глубоков станет терапевтом, в 1948 г. окончит с отличием институт. А после окончания ординатуры профессора П. Е. Лукомского, главного терапевта страны, Героя Социалистического Труда (к слову сказать, лечащего врача Сталина, посланного на «укрепление» Челябинского медицинского института), вместе с П. Н. Тарасовым возглавит этот институт, став проректором по учебной работе (1958 г.). Позднее Д. А. Глубоков заменит своего наставника на посту ректора института, сохранив лучшие традиции института, подготовив сотни квалифицированных врачей для Челябинской, Курганской, Кустанайской областей. Но это будет много позже.

И не один Даниил Александрович встанет на ноги благодаря П. М. Тарасову и самоотверженному труду сотрудников и врачей госпиталя, помощи челябинцев. Ведь госпиталь принял первых раненых уже 8 июля 1941 г., спустя полмесяца с начала войны. В отведенных под госпиталь помещениях был проведен ремонт, осуществлена перепланировка, оборудованы санитарные пропускники, перевязочные, операционные, установлены лечебно-диагностическая аппаратура, кухонные плиты. Работали днем и ночью. На заводах города по просьбам врачей во внерабочее время выполнялись заказы эвакогоспиталей на изготовление необходимого медицинского оборудования. Так для ЭГ № 1722 рабочие завода «Металлист», оставшись после ночной смены, изготовили 120 шин Беллера для тяжелораненых. Челябинские медики и местные жители проявляли чудеса находчивости в изыскании материально-технических ресурсов для госпиталей. Изготовляли на месте санитарные носилки для тяжелораненых, бачки для кухни, бесплатно шили постельное и нательное белье, приводили в порядок обмундирование, стирали перевязочный материал, передавали выращенные овощи и ягоды, собирали лечебные травы. Над госпиталями активно шефствовали театральные коллективы города. Для решения вопроса с нехваткой гипса работниками треста «Челябметаллургстрой» была сконструирована и изготовлена установка для его производства из местного сырья – белой глины. Установка давала в сутки 0,5 т. гипса. Чертежи установки и инструкции по ее применению были размножены и разосланы отделом эвакогоспиталей при облздравотделе в эвакогоспитали области. Подобные установки были созданы в Кургане, Каменск-Уральске, Камышлове, Миассе и других городах. Для ликвидации дефицита перевязочного материала, по предложению начальника ЭГ № 1722 П. М. Тарасова, в госпиталях города при перевязках стал применяться озерный мох – сфагнум.

Опытом челябинцев стали пользоваться в эвакогоспиталях Кургана, Копейска, Каменск-Уральска и др. Эвакогоспиталь № 1722 для лечения раненых с огнестрельными ранениями конечностей, грудной и брюшной полостей вошел в историю как «Тарасовский». С момента создания и до июля 1946 года госпиталь возглавлял Петр Михайлович Тарасов, являвшийся одновременно ведущим хирургом госпиталя, хирургом-консультантом эвакогоспиталей при облздравотделе, членом госпитального Совета Наркомздравов СССР и РСФСР.

Труд П. М. Тарасова был отмечен орденом Красной Звезды (1943). Возглавляемый им коллектив по мере приобретения опыта широко применял методы восстановительной хирургии и комплексной терапии, вел упорную борьбу за спасение жизни каждого раненого. Госпиталь находился в здании до 1 декабря 1945 г. В 1983 г. на здании 2-го корпуса академии была установлена мемориальная доска о работе здесь эвакогоспиталя № 1722. Текст гласит: «В этом здании в 1941–1945 гг. размещался эвакогоспиталь № 1722 для раненых Великой Отечественной войны». Это только текст, констатация факта, но теперь мы знаем чуть больше о том, что за ним стоит. Благодаря хорошо налаженной лечебной работе, летальность раненых и больных в госпиталях Челябинска не превышала 0,3 %, в строй вернулись 78 % из числа раненых. А это сотни жизней, и тысячи челябинцев, принявших чужую боль как свою, сделали все возможное и невозможное для выздоровления раненых. Низкий поклон ВАМ, челябинцы, «ничего не пожалевшим для ПОБЕДЫ».
 Э. Б. Дружинина
 

Поделиться