Загрузка

Свежие выпуски газеты АКАДЕМ городок


Новости


Опубликовано 10.03.2021

Актуальное интервью: Н. А. Ягодинцева о русской литературе

 Распечатать   Просмотров: 52

Интервью подготовлено для газет «Аль-Сабах» («Утро»), Ирак и «Аль-Адаб» («Литература»), Египет.

Моханнад Ал-Коофее – писатель, журналист, переводчик передал сопредседателю АсПУр Нине Ягодинцевой ряд вопросов о русской литературе от ведущих арабских писателей из Ирака, Сирии, Саудовский Аравии, Кувейта, Судана и Алжира, а также арабских писателей, проживающих в США, Бельгии, Франции и Финляндии. Мы посчитали, что и вопросы, и ответы этого интервью будут интересны и читателям сайта АсПУр. Нина Александровна Ягодинцева – кандидат культурологии, профессор Челябинского государственного института культуры, секретарь Союза писателей России. Автор более 30 изданий: стихов, цикла учебников литературного творчества, монографий, вышедших в России и Германии, электронной книги литературной критики, переводов с азербайджанского и башкирского языков, аудиодисков со стихами и песнями, а также более 700 публикаций в литературной и научной периодике России, Испании и США. Лауреат Всероссийских и Международных премий в области литературы и литературной критики, художественного перевода, научных исследований и творческой педагогики.   Уважаемые коллеги! Сердечно благодарю вас за внимание и интерес к русской литературе, как классической, так и современной. Литературный диалог между странами, между культурами – это уникальная возможность лучше узнать и понять друг друга, сделать большие художественные открытия и лучшие литературные произведения достоянием мировой культуры. Благодарю Моханнада Аббаса за предоставленную возможность диалога – на мой взгляд, очень важного сегодня.    

1. Что вы думаете по поводу исключения Бориса Пастернака из Союза писателей СССР? Он опубликовал роман «Доктор Живаго», за который получил Нобелевскую премию в 1958 году. Как вы сегодня оцениваете этот роман? Мухаммад Худаир, писатель. Ирак.  

Уважаемый Мухаммад Худаир! Ваш вопрос очень важен для понимания истории русской литературы в ХХ веке. Союз писателей СССР был не просто профессиональным союзом литераторов – он был идеологическим цехом государства. В условиях «холодной войны» – глобального геополитического, военного, экономического и идеологического противостояния СССР и США – сам факт публикации романа Бориса Леонидовича Пастернака на Западе не мог не вызвать негативную реакцию руководства Союза писателей.   К сожалению, литературу и сегодня часто пытаются сделать заложницей политических решений. Политическим решением была первая публикация романа «Доктор Живаго» на Западе, ответным политическим решением было исключение Пастернака из Союза писателей СССР. В те годы едва ли могло быть по-другому. И сам Пастернак понимал это.   Но литература сильна и прекрасна тем, что она стремится к вечности и говорит о вечном. Сейчас роман Пастернака не только широко опубликован и любим читателями – он изучается в средней школе, по нему в 2006 году режиссёр Александр Прошкин снял многосерийный фильм, в котором многие мотивы оказались созвучны современным проблемам России, вопросам нравственного выбора интеллигенции в период социальных перемен. Я очень люблю стихи Бориса Пастернака, а роман «Доктор Живаго» считаю одним из самых ярких литературных свидетельств суровых испытаний России в начале ХХ века.  


2. Многие арабские писатели написали романы о российском обществе и жизни. Есть ли русские романы об арабской жизни, воплощающие её древнюю арабскую исламскую цивилизацию?  Джассим ал-Сахих, поэт. Саудовская Аравия.  

Уважаемый Джассим ал-Сахих, к сожалению, я не знакома с арабскими романами о российском обществе и российской жизни. Я не знаю также русских романов об арабской жизни, о древней арабской исламской цивилизации. На мой взгляд, такие романы обязательно должны быть, их нужно переводить на наши языки, русский и арабский, чтобы мы могли увидеть себя глазами представителей другой культуры и лучше понять друг друга.   Русская литература воспитывает у своих читателей глубокое уважение к представителям других культур – ведь и сама Россия страна многонациональная, она широко участвует в международном сотрудничестве и заинтересована в открытости и глубоком взаимопонимании. Спасибо Вам за внимание к актуальному вопросу культурного диалога.  


3. Что вы думаете о слабых переводчиках современной русской литературы на арабский язык? И почему нельзя сотрудничать между русскими арабистами и арабскими издательствами для подготовки более точных переводов русской литературной классики? Ахмед Саадауй, писатель. Ирак. 

Уважаемый Ахмед Саадауй, благодарю Вас за интерес к русской классической литературе! Я разделяю Ваш взгляд на проблему литературных переводов. Насколько я знаю, в последние десятилетия она очень обострилась во всём мире. Но ведь взаимный интерес арабской и русской литератур не ослабевает, а усиливается! И сотрудничество русских арабистов и арабских издательств, о котором Вы говорите, необходимо.   В этом сотрудничестве, на мой взгляд, очень важна государственная воля, которая даст возможность выстроить взаимодействие институтов, издательств, библиотек – для взаимообогащения наших культур.   


4. Чем объясняется то, что успех детективного романа современной русской литературы (таких авторов, как Борис Акунин и Александра Маринина) в Европе и США больше, чем его успех в России? Исса Махлоф, ливанский поэт, проживающий в Париже.

Уважаемый Исса Махлоф! В русской литературе, как и в литературах других народов, есть глубокие, сложные для понимания произведения, затрагивающие философские основы нашего бытия. Есть и литература, предназначенная для интеллектуального досуга – к этой литературе относятся, в частности, детективы. Я, к сожалению, не могу ничего сказать о европейском и американском читателе, я имею об этом очень отдалённое представление.   На мой взгляд, сегодня в России развлекательная литература вообще отходит на второй план, читатели ищут произведения, осмысливающие реальность, дающие повод для серьёзного размышления о жизни. Возможно, этим и объясняется слабый интерес к детективным романам Бориса Акунина и Александры Марининой, а также и других авторов здесь, в России. Во всяком случае, именно такое впечатление у меня осталось от многочисленных встреч с современными российскими читателями в последние годы.   Но, конечно, это не отменяет детектива как жанра увлекательного, эмоционального и требующего от читателя интеллектуальных усилий в поисках разгадки детективного сюжета вместе с автором. Благодарю Вас за Ваш вопрос, который позволил коснуться специфических особенностей этого жанра.  


5. В прошлом русская литература была важной осью арабского влияния, независимо от того, читала ли она ее или взяла некоторые ее черты из книги. Почему арабское влияние ограничивается только старыми писателями, и арабский читатель всё ещё с Толстым, Горьким, Булгаковым и Достоевским. Где писатели новых поколений и способствовали ли они созданию передовой литературы? Или перевод на арабский язык больше не ассоциируется с русской литературой, как в прошлом? Амир Тадж Аль-Сир, писатель. Судан.  

Уважаемый Амир Тадж Аль-Сир! Прекрасно, что арабские читатели знакомы с произведениями лучших русских писателей России XIX и ХХ веков – это действительно золотой фонд мировой литературы! И очень печально, что сегодня недостаточно переводятся на арабский язык и почти не издаются в  арабских странах русские писатели новых поколений. Это проблема, которую нужно решать, в том числе и на государственном уровне.   Литература современной России разнообразна по своим направлениям художественного поиска, и она традиционно нацелена на постановку сложнейших нравственных вопросов нашего времени. У нас есть очень интересные молодые писатели, осмысливающие своё время, пишущие о современности, но сохраняющие неразрывную связь с русской литературной традицией внимания к душе человека, её нравственным основам. Например, Андрей Тимофеев, Евгения Декина, Виктория Иванова, Екатерина Ермолаева… Я думаю, это продолжение и развитие русской литературной традиции интересно и созвучно арабскому читателю.  


6. Есть ли у новой России такая же уверенность в том, что литература девятнадцатого века – лучшее произведение русского гения, или она намеревается познакомить нас с поэзией вместо романа? Низар Абдул Саттар, писатель. Ирак.  

Уважаемый Низар Абдул Саттар! Благодарю, я согласна с Вами, что литература России XIX века дала великолепные образцы русского гения во всех жанрах. Русский XIX век был взлётом, с высоты которого стали видны грядущие испытания и роковые вопросы века ХХ. В конце ХХ столетия Россия вновь пережила большой социальный слом, и долгое время выразительницей русской души была поэзия. Но второе десятилетие XXI века открыло нам новые имена в традиционной русской прозе, и сегодня идёт активное осмысление и современности, и истории в рассказах, повестях, романах.   Роман требует отстранения, взгляда на события со стороны, и потому ему нужно больше времени, чтобы появиться на свет. В числе ведущих современных русских романистов я могу назвать Петра Краснова, Арсена Титова, Елену Крюкову и целый ряд других ярких имён. Надеюсь, что знакомство арабских читателей с ними состоится.             


7. Нет театра с мировым именем без спектаклей Антона Павловича Чехова! В чем секрет этой славы? Интернациональный и этот бешеный интерес к произведениям русского драматурга Чехова? Лейт Абдель Амир, иракский кинорежиссёр. Франция.  

Уважаемый Лейт Абдель Амир! Радостно, что Вы оцениваете отношение к Антону Павловичу Чехову в мире как бурный интерес! Мы гордимся тем, что этот интерес растёт. Я думаю, особенность драматургии Чехова в том, что он перенёс внимание с поступка на переживание. Человеку всегда интересен человек, всегда интересны чувства – и когда они вдруг становятся движущей силой сценического действия, причиной и следствием событий, конечно, это очень притягательно.   Это даёт и большую творческую свободу режиссёру в его сотворчестве с драматургом, в воплощении на сцене тончайших душевных переживаний. Мир человеческой души бесконечен и многогранен, весь ХХ век и сегодняшние события заставляют нас искать истоки и прекрасного, и трагического именно в душе, в её глубинных переживаниях. И Чехов сегодня актуален как никогда.            


8. Есть ли у вас планы или намерения возобновить перевод новой литературы, как это было в прошлом и как сейчас делают большинство европейских стран? Мохсен аль-Рамли, писатель. Ирак.  

Уважаемый Мохсен аль-Рамли, если я правильно поняла Ваш вопрос, речь идёт о переводах новой литературы. Проблема эта важна для России и в международном аспекте, и в рамках диалога национальных культур внутри страны. Нужно признать, что в последние тридцать лет литературно-переводческая деятельность, ранее активно поддерживаемая советским государством, существенно ослабла.   Но сегодня ситуация в России меняется: проводятся творческие семинары для молодых переводчиков. Во многих из них я принимала участие как литературный педагог – в прошлом году такой семинар прошёл в Сыктывкаре, в этом году – в Уфе. Литературный институт имени Горького в Москве после перерыва снова обучает группы переводчиков по самым разным направлениям культурного взаимодействия.   Огромный интерес молодых и начинающих писателей к переводческой работе я почувствовала, когда открывала лабораторию перевода при Челябинском государственном институте культуры. Молодой специалист Елена Романова пригласила нас в проект адаптации иностранных студентов в России средствами искусства, и оказалось, что многие из этих студентов пишут прекрасные стихи. С этого времени на наших литературных встречах и праздниках зазвучали стихи на арабском языке и хинди и их русские переводы…   Я думаю, желание диалога, стремление расширить его культурное поле – сегодня тенденция не только российская, ведь и наш с вами диалог о русской и арабской литературах – её проявление в мировом масштабе. Спасибо Вам за вопрос, задающий перспективу нашей совместной деятельности.  


9. Я думаю, что на литературу последних десятилетий сильно повлияла политика – из-за контроля США над миром, а также из-за прочности отношений между ней и Ближним Востоком. Россия ушла из этого региона. Например, перевод, литература и даже кино достигли арабского мира на английском языке, а не на русском языке! Вы думаете, что это из-за политики США на Востоке? Или из-за окончания коммунистического периода, и Россия пошла восстанавливать то, что осталось от войны? Ареф Ал-Сааиди, поэт. Ирак.  

Уважаемый Ареф Ал-Сааиди, Вы задали очень важный вопрос, благодарю Вас. К сожалению, современная литература и культура в целом часто становятся заложниками политики, инструментами политической и экономической экспансии. В этом случае участники диалога не равны: один больше диктует, второй воспринимает.   Мне сложно оценить культурное влияние США на страны Востока, поскольку я не политик и не владею информацией в этой сфере. Но я уверена, что целью литературного диалога и диалога культур является взаимопонимание и взаимоуважение между людьми во всём мире, а не только в определённых зонах политико-экономического влияния. Такое взаимопонимание становится основой добрососедства и сотрудничества, и сегодня мир в нём очень нуждается.      


10. Арабский читатель, как и глобальный читатель, познакомился с русской литературой рубежа ХХ века, представленной в романе и коротком рассказе. Она характеризуется двумя основными чертами: приверженность, основанная на необходимости искусства, и вера в человеческие ценности. Что вы считаете наиболее важным в современной русской литературе? Талиб Аль-Рифаи, писатель. Кувейт.  

Уважаемый Талиб Аль-Рифаи! Благодарю Вас за то, что Вы увидели и сформулировали в своём вопросе главные черты русской литературы – в том числе и современной. Да, и старшее, и молодое поколения писателей России наиболее важным считают вопрос о человеческих ценностях, о нравственной основе личности. Сегодня, в процессе стремительного развития технологий, внедрении в нашу жизнь искусственного интеллекта вопрос о человеке и человеческом встаёт особенно остро и болезненно.   И это в первую очередь нравственный вопрос, вопрос основополагающий: считает ли человек, что живёт в хаотическом мире, полном случайностей и агрессии? Или он чувствует, что занимает определённое место и несёт определенную ответственность в сложной системе природных и космических отношений, в которой есть высшая сила, определяющая наше бытие?   Литература и искусство дают нам живое знание, соединённое с чувством и совестью. В России литературу называют самой точной наукой о жизни. И основой её является понимание того, что мы живём в сложно организованном мире, законы которого надо изучать, соблюдать – и участвовать в сохранении и развитии жизни. Отсюда такое внимание к внутреннему миру человека, его душевным порывам и мотивам поступков. Отсюда внимание к совести, ведь совесть – это то чувство, которое согласует наши действия с законами Божьего мира вокруг нас. Отсюда тревога о будущем, ответственность за которое мы должны принять на себя сегодня.   Мне радостно видеть, как молодые писатели, и мои ученики в частности, обращаются к традиционным русским вопросам о человеке и стремятся решать эти вопросы в реалиях сегодняшнего дня.  


11. Где сейчас современная литература в мире? Какая лучшая литература – Россия сейчас или Россия в прошлом? Аббас Таир, поэт. Ирак.

Уважаемый Аббас Таир, Вы затронули очень важный вопрос бытия литературы – и не только русской, но и общемировой. Мы помним, что литература выполняет три главные общественные задачи – она является памятью культуры, зеркалом современности и исследованием моделей будущего. И потому каждый новый период развития литературы не отменяет предыдущие, а развивается на их основе, и в сложные периоды социальных перемен мы можем найти поддержку и опору в прошлом.   Весь трагический для России ХХ век опирался на художественный опыт и знания о человеке, которые дал нам век XIX. Великая русская литература XIX века предвидела испытания, через которые предстоит пройти России в ХХ веке. Мы жили её нравственным опытом. И сегодня, в первые десятилетия века XXI, видим начало нового подъёма литературы в нашей стране.   Россия и её литература сейчас и в прошлом – это единое целое, и те исторические события и социальные трансформации, которые произошли в прошлом столетии, уже сегодня писатели осмысливают и облекают в художественную форму своих произведений.  


12. А как насчет феминистской литературы в России? Есть ли феминистская литература? В чем причина того, что эти произведения не достигли мировой известности? Ибтихал Блайбель, поэтесса. Ирак.  

Уважаемая Ибтихал Блайбель, благодарю Вас за острую актуальность Вашего вопроса! Как отдельное направление феминистская литература в России не получила широкого развития и признания. Думаю, это произошло потому, что на протяжении всей своей истории русская литература не дискриминировала женщин-писательниц и женщин – героинь произведений. Мужчина и женщина всегда рассматривались как две равные и неразрывные части общества. В произведениях русских писателей много прекрасных лирических женских образов. Традиционно в русской культуре женщина – муза и вдохновительница мужчины, но и сама имеет возможность действовать, в том числе и быть писательницей.   Когда в конце ХХ века в Россию пришла новая волна феминизма, она не встретила большой поддержки и широкого читательского отклика. Возможно потому, что в русской литературе к тому времени уже сформировалась целая плеяда женщин – поэтесс и прозаиков, и у женщин не было необходимости утверждать себя в литературе в противовес мужчинам. Могу сказать и о своём личном опыте – занимаясь писательской деятельностью с 1990-х годов, я ни разу не сталкивалась с профессиональной или тематической дискриминацией.   Но, конечно, особенность женского восприятия мира не может не отразиться в литературном произведении. И сегодня «женскую прозу» развивает и поддерживает писатель и драматург Светлана Василенко – под её руководством систематически выходят в свет издания, коллектив авторов которых состоит только из женщин. Однако эта проза развивается не в противопоставлении произведениям мужчин, а в диалоге с ними. В русской литературе противопоставление и противостояние мужчин и женщин традиционно воспринимается как разрушительное для обеих сторон.  


13. Есть ли в современной русской литературе новые публикации о большевистской революции и ее последствиях? Хамид Аль-Мухтар, писатель. Ирак.  

Уважаемый Хамид Аль-Мухтар, безусловно, это великое и трагическое событие начала прошлого века не может остаться без внимания современных писателей, потому что проблема больших социальных трансформаций и выбора пути развития сегодня снова актуальна не только для нашей страны, но и для всего мира.   Одним из лучших романов последнего времени я могу назвать трилогию «Тень Бехистунга», посвящённую событиям Первой мировой войны в России. Война предшествовала революционным событиям, она во многом вызвала и определила их, но написано о ней очень мало. Автор этого романа известный прозаик из Екатеринбурга Арсен Титов. Роман получил престижную литературную премию России «Ясная Поляна». Возможно, у Вас появится возможность прочесть эту трилогию, но, к сожалению, пока она не переведена на арабский язык.   


14. Почему русская литература отказалась от своей универсальности и стала отечественной литературой, которую не читают за границей? Азхар Джржис, писатель. Ирак.  

Уважаемый Азхар Джржис, спасибо, Ваш вопрос помог мне увидеть, как сегодня воспринимается литература России за рубежом. Универсальность русской литературы, её высокие нравственные основания, сформулированные в XIX веке и признанные во всём мире, и сегодня остаются для нас основополагающими.   Но я думаю, что литература, как и культура в целом, поднявшись на вершину, не может оставаться на ней всегда, ведь литература – это прекрасный и трагический путь познания человеком самого себя и законов мира, в котором он живёт. Это непростой путь.   В русле исторических событий прошлого века русская литература вместе с обществом переживала множество коллизий. Отношение в мире к ней менялось от интереса и внимания до острой политизации, тенденциозности и даже враждебности. Нравственная традиция русской литературы сохранилась, она продолжается и в творчестве молодых писателей. Можно ли считать это нашим отказом от универсальности?   Мы пережили и период, когда на иностранные языки переводились только те произведения, в которых жизнь в России существенно искажалась и очернялась. Такая тенденциозность, конечно, недопустима.   Сегодня остаются проблемы выстраивания культурного диалога на мировом уровне, и из-за этого сложно составить объективную оценку состояния нашей литературы. Я думаю, что наша беседа – одна из прекрасных возможностей и шаг навстречу решению этих проблем.  

15. Некоторые считают, что современная русская литература - это обзор прошлого. Есть ли признаки надежды на то, что она прекратит свои обзоры и представится арабскому миру после того, как она была отозвана или исчезла? Фадуа Аль-Абуд, поэтесса. Сирия.

Уважаемая Фадуа Аль-Абуд, благодарю Вас за пристальное внимание к исторической и современной литературной проблематике. Я понимаю, что Ваш вопрос вызван живым интересом к современной жизни России. Конечно, литература о современности не отозвана и не исчезла, и наш диалог – живое тому доказательство!   История в русской традиции воспринимается не как порядок отдельных событий, а как цельный, единый процесс, в котором очень важно понять, как реальность влияет на нас и насколько мы способны влиять на неё. Большие события сложно осмысливать тогда, когда они происходят, потому что это слишком близко, и часть взаимосвязей просто невозможно увидеть вблизи. Поэтому обращение к истории – часть нашей литературной традиции.   Революционные события начала и конца ХХ века воспринимаются сегодня некоторыми западными исследователями как прерывание исторической последовательности и преемственности, но это не так. Через образ исторического события в большинстве произведений формулируются современные и остроактуальные смыслы. Наиболее интересными для читателей становятся те исторические произведения, в которых они видят образ и разгадку дня сегодняшнего.   Это не исключает, конечно, появления отдельных произведений, в которых обращение к прошлому можно расценивать как бегство от настоящего, отказ решать актуальные проблемы. Но ни в прошлом, ни сейчас такие произведения не определяют русскую литературу, которая активно пишет и о современности.   Очень бы хотелось, чтобы у арабских читателей появилась возможность познакомиться не только с историей, но и с сегодняшней жизнью современной России. Но для этого необходимо наладить постоянный литературный диалог, активную переводческую работу.  


16. Как вы оцениваете отношения писателя с политическим авторитетом, его позицию по отношению к нему, его дискурс, его практику и его насилие над своими гражданами и за его границами? Есть ли ответственность, которую он должен нести, особенно когда у него есть платформы и символический капитал в обществе? Синан Антон, иракский писатель, проживающий в США.  

Уважаемый Синан Антон, благодарю Вас, Ваш вопрос об отношении писателя к политике очень важен. Есть такое представление, что писатель должен быть в оппозиции к власти, критиковать её и даже нести ответственность за политические решения той или иной проблемы в своей стране. Это позволяет легко вовлекать писателей в политические события, манипулировать писателями и использовать их слова в сиюминутных политических интересах. И сегодня в мире это происходит всё чаще.   Но у литературы другие задачи. Литература прежде всего – наука о человеке. Человек может исповедовать ту или иную религию или быть атеистом, иметь определённые политические пристрастия – и всё это часто становится причиной разногласий и конфликтов. Литература стремится понять нравственную суть человека, его характер, мотивы его поступков именно для того, чтобы избежать конфликтов и насилия. Она не может искоренить насилие в принципе, но она обращается к лучшим душевным качествам каждого человека и даёт возможность решить проблему путём разумного компромисса.    Литература даёт понимание, а понимание позволяет избегать насилия. Ответственность писателя в том, чтобы постоянно создавать это понимание, поддерживать общественный диалог своими произведениями. Но в общественном диалоге участвует много людей, в том числе и политики. У них своя зона ответственности, свои задачи. Вовлекая писателя в политику, мы лишаем его возможности быть писателем. Без писательского слова насилие в обществе будет только нарастать, потому что люди перестанут понимать друг друга.   Это касается не только отношений внутри государств, но и межгосударственных отношений. Поэтому я приветствую наш диалог, который, я надеюсь, приведёт к взаимопониманию.        


17. Я писал однажды, это было во времена Ельцина: русская литература потеряла свою жизненность и актуальность в русской жизни, и читатели отвернулись от мышления, обратились к чтению газет и стали говорить на кухнях своих домов о Ельцине и Лукашенко больше, чем о романах и стихах! Станем ли мы свидетелями нового возвращения к русской литературе в повседневной русской жизни? За этим неизбежно последует возвращение к центральной роли русской литературы в мире, поскольку эта литература заняла мир не на короткое время. Али Бадр, иракский писатель, проживающий в Бельгии.

Уважаемый Али Бадр, Вы затронули очень важную тему, благодарю Вас. 1990-е годы стали для России годами тяжёлых испытаний – экономических, политических, гуманитарных. Вы знаете, что этот кризис был вызван гибелью Советского Союза и последствиями этой гибели. Перемены происходили очень быстро и занимали внимание наших граждан, потому что надо было ориентироваться в новой, сложной обстановке: жить, растить детей, работать…   Но не могу согласиться с Вами в том, что русская литература потеряла свою жизненность и актуальность. Начиная с 1991 года, я постоянно проводила литературные встречи, выступала сама как писатель и приглашала выступать своих коллег. На эти встречи приходило много читателей, мы говорили о литературе и о жизни, читали стихи и прозу. Многие люди стали сами писать стихи и рассказы, захотели учиться писательству – начиная с 1994 года, я вела многочисленные учебные занятия по литературному мастерству для детей, молодёжи, ветеранов. Эти занятия были очень востребованы. Я и сегодня продолжаю эту работу не только на Урале, но и во всей России, более 10 лет веду Литературные курсы при Челябинском государственном институте культуры.   К сожалению, есть статьи о том, что литература в России закончилась, Кроме того, на иностранные языки переводится очень мало произведений русских писателей, и эти переводы не отражают содержания современной литературы России. Поэтому за рубежом создаётся впечатление, что великая традиция русской литературы прервалась и её мировое значение утрачено. Но это не так!   Россия остаётся литературоцентричной страной. Литература по-прежнему осознаёт и описывает повседневную русскую жизнь. В разных регионах России издаются прекрасные журналы для семейного чтения – «День и Ночь» в Красноярске, «Подъём» в Воронеже, «Бельские просторы» в Уфе, «Родная Ладога» в Петербурге, «Бийский вестник» на Алтае, и многие другие. И если лучшие произведения, публикуемые в этих журналах, будут переведены на арабский язык, арабские читатели смогут убедиться в том, что русская литература жива и продолжает великую традицию.  


18. Каково состояние стихотворения в прозе? Влияет ли поэзия на мировые течения за пределами России? Каковы интересы молодых поэтов и какие трудности возникают у их литературного творчества? Халед Бен Салих, поэт. Алжир.

Уважаемый Халед Бен Салих, Вы задали вопрос, очень близкий мне, потому что я работаю с молодыми поэтами, обучаю их литературному мастерству. Стихотворения в прозе – это особый лирический жанр, достаточно редкий в нашей литературе, и сегодня он не является популярным.   С начала XXI века в России распространился свободный стих – верлибр, и в нём проявилось влияние западной поэзии: интеллектуальная направленность, близость к повседневной речи и повседневным сюжетам, отсутствие образов. В русской поэтической традиции свободный стих более краток, метафора является основой его сюжета и главным выразительным средством.   Сейчас уже очевидно, что западная традиция верлибра у нас не прижилась. Для русской поэзии более характерна, органична силлабо-тоника: музыкальная основа стиха сама по себе несёт в себе большой смысл, в котором раскрываются отдельные образы. И молодые поэты сегодня предпочитают традиционную форму, понимая, насколько она помогает раскрывать смысл.   Если говорить о трудностях, то это, пожалуй, трудности становления, которые являются обычными для молодого таланта. Сегодня у молодых поэтов есть возможность общаться и учиться мастерству, соревноваться в конкурсах, стихи печатаются в литературных журналах и сборниках. Традиционно почти каждый журнал ежегодно выделяет номер или часть номера для публикаций молодых. Есть гранты на издание первых книг.    Молодые писатели в России очень активны. Они создали Совет молодых литераторов при Союзе писателей России, проводят большие совещания и фестивали по всей стране, ведут литературные студии для детей, публикуются в журналах, открывают свои интернет-издания. Это сильное и яркое поколение.   С начала 2000-х годов в общество начала активно внедряться идея, что поэзия – это только самовыражение. Такой литературный эгоизм не характерен для нас, поэт в русской традиции (как и в арабской, я думаю) является выразителем чувств и мыслей народа – только тогда он становится значимым и поэзия начинает звучать в полный голос. И я с радостью вижу, что идея самовыражения у нас не прижилась, она уходит в прошлое. Молодые поэты берут на себя ответственность за слово, а не оправдываются самовыражением.   Интересы молодой поэзии, конечно, прежде всего заключаются в осмыслении самих себя, создании своего образа мира, переживании высоких чувств. С этого начинает каждый поэт, наверное, во всём мире: с глубоко личного. А потом приходят более широкие, философские темы: Родина, история, природа, мир…И всегда, конечно, тема любви.    Мне сложно судить, насколько современная русская поэзия влияет на мировую литературу. Я понимаю, что переводческая работа и диалог между различными культурами сегодня требуют особого внимания, активного развития. И надеюсь, что ценители поэзии во всём мире получат возможность познакомиться с ярким молодым поколением русских поэтов и прозаиков.  


19. Может ли поэт или писатель политически принадлежать к партии, не теряя при этом свободы слова? Инам Каджа Джи, иракская писательница, проживающая в Париже (Франция).  

Уважаемая Инам Каджа Джи, благодарю Вас за вопрос, возвращающий нас к самой сути литературы, её главному смыслу. Литература шире политики потому, что она исследует жизнь в целом, изучает её, соотносит с вечными ценностями. Политика реально действует в этой жизни, формирует конкретные решения и события. Политика – это искусство возможного, а литература, и особенно поэзия, – искусство невозможного, к которому мы всегда стремимся. Литература может вместить в себя политику как часть целого, но политика литературу может только ограничивать. И потому они легко приходят в противоречие по отношению друг к другу.   Но, возможно, есть такие политические партии, которые имеют большую широту взглядов и не ограничивают художественный и нравственный поиск писателя. И совершенно точно есть такие ситуации, когда писатель сознательно выбирает ту или иную политическую партию, понимая, что она стремится воплотить его главные идеалы.   Это живой и всегда очень напряжённый диалог, и едва ли может быть единственный, верный для всех ответ.   


20. Известно, что роман Флобера «Мадам Бовари» был опубликован на 21 год раньше романа Толстого «Анна Каренина», и у этих двух романов есть общие элементы сюжета. Считаете ли вы, что Толстой читал роман Флобера и находился под его влиянием, когда описывал события своего романа? Диаа Джабили, писатель. Ирак.  

Уважаемый Диаа Джабили, Ваш вопрос очень интересен, он касается серьёзной литературной проблемы. Романы «Мадам Бовари» и «Анна Каренина», действительно, сопоставляются в русском и зарубежном литературоведении. Есть свидетельства о том, как эти писатели относились друг к другу. Толстой в беседе с Ж.А. Бурдоном в 1904 г. говорил: «Один из моих любимых писателей – ваш несравненный Флобер. Вот, поистине, великолепный художник, сильный точный гармоничный, полнокровный, совершенный. Его стиль исполнен гармоничной чистейшей красоты».  Флобер, прочитав в 1879 г. «Войну и мир» во французском переводе, отозвался о нём Тургеневу так: «Это первоклассно. Какой живописец и какой психолог! Первые два тома грандиозны…»   Проблема семьи, долга, любви и страсти так или иначе волнует каждого писателя. И каждый видит её по-своему. Если Флобер описывает в первую очередь мещанский адюльтер и его закономерный итог, то для Толстого на первом плане тема семейная, нравственная проблема долга и страсти. Эту проблему он уже наметил в романе «Война и мир», а в «Анне Карениной» глубоко раскрыл через истории трёх семей – Карениных, Облонских и Левиных. И только одна из трёх сюжетных линий внешне перекликается с романом Флобера, но главенствует в ней совершенно другая идея. Роман охватывает и семейные, и философские, и общественные проблемы, но главной здесь является трагедия семьи в результате изменения общественной морали.   Отмечая внешнее сходство романа Флобера и одной из сюжетных линий романа Толстого, двух классиков XIX века, мы видим, насколько различно при всём выдающемся мастерстве они подходили к данной теме, насколько разной глубины проблемы поднимали – и при внимательном чтении понимаем, насколько эти романы, вошедшие в сокровищницу мировой литературы, различны. Благодарю Вас за вопрос, позволивший мне отметить это.  


21. Мы хотим узнать о свободе, я имею в виду свободу слова в России: как сегодня правительство России обращается с культурой? Есть ли в тюрьме писатели и журналисты, которые пишут за решеткой? Есть ли цензура, которая ограничивает пространство писателя, или нет? Почему русские писатели живут в Европе? Хасан Бласим, иракский писатель, живущий в Финляндии.  

Уважаемый Хасан Бласим! Вопрос о свободе слова не просто интересен – он жизненно важен для писателя в любой стране, ведь слово – это наш главный рабочий инструмент. Я занимаюсь журналистикой и литературой профессионально с начала 1990-х годов, и с проблемой ограничения свободы слова не сталкивалась ни разу. У нас нет идеологических регуляторов и, соответственно, нет цензуры, ограничивающей высказывания писателей. Есть другая проблема, и сегодня  это проблема не только России, но и многих других стран: при отсутствии идеологии регулятором в сфере культуры становится рынок, а рыночные отношения отсекают от читателя сложные произведения, требующие духовных усилий для восприятия, и предлагают преимущественно развлекательное чтение.   В этих условиях правительство России и администрация регионов поддерживают писателей, выделяют специальные гранты на издание нерыночной художественной литературы, у нас издаётся большое количество региональных литературных журналов. Конечно, при том расцвете литературы, который мы переживаем сегодня, этой поддержки не хватает, многим авторам приходится выпускать книги за свой счёт или искать спонсоров для издания своих произведений. Кроме того, литература либерального направления сегодня получает больше поддержки, чем литература традиционная и патриотическая. Однако литературной цензуры в современной России нет, и это большое благо, но и большая ответственность за каждое слово.   Я не знаю в России писателей, которые сегодня были бы в тюрьме из-за своего творчества, из-за цензуры. Мне сложно ответить на вопрос, почему русские писатели живут в Европе. Каждый из них свободно принял это решение. Мир открыт – и человек может выбрать себе место жительства. Вы, например, живёте в Финляндии – но при этом остаётесь иракским писателем. Так и русские писатели, даже если уезжают из России, остаются русскими.   Уважаемые коллеги! Из ваших вопросов я узнала многое о том, как сегодня русская литература воспринимается в арабском мире. И убедилась в необходимости активизации взаимной переводческой работы и культурного сотрудничества, в котором появляется взаимопонимание и происходит духовное взаимообогащение двух великих культур. Благодарю вас!


Поделиться